Новости

Насколько продвинулось кыргызско-узбекское водное сотрудничество?
29 июн.

Насколько продвинулось кыргызско-узбекское водное сотрудничество?

Есть признаки того, что улучшение отношений между Узбекистаном и Кыргызстаном может привести к улучшению управления водными ресурсами. После распада СССР в 1991 году напряженность из-за воды неоднократно приводила к конфликтам в Центральной Азии. Но эксперты рассказали интернет-изданию «Третий полюс», что они надеются, что улучшение отношений между Узбекистаном и Кыргызстаном в последние годы означает, вероятно, расширение сотрудничества в водной сфере. Кыргызстан и Узбекистан делят воды реки Сырдарья. Трансграничная река берет начало в горах Кыргызстана, протекает по территории Узбекистана, Таджикистана и Казахстана. Поскольку изменение климата меняет доступность воды в регионе, претензии на ресурсы становятся все более опасными, особенно в плодородном и экономически важном регионе Ферганской долины, который охватывает территории Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. В верховьях Кыргызстана и Таджикистана отсутствует энергетическая безопасность, но имеется много воды для гидроэнергетики в высокогорных водохранилищах. Тем временем в Узбекистане есть газ и электричество, но для обеспечения продовольственной безопасности требуется стабильная подача воды. За последние 30 лет конкурирующие потребности в воде привели к напряженности, особенно при бывшем президенте Узбекистана Исламе Каримове.

На протяжении 1990-х годов Кыргызстан и Узбекистан (наряду с другими странами Центральной Азии) подписали более восьми соглашений, в которых обязались работать вместе и повышать уровень водного сотрудничества. Однако в последние годы, по словам экспертов, эти усилия активизировались, особенно в связи с ростом нехватки воды в Ферганской долине. В 2016 году Шавкат Мирзиёев был избран президентом Узбекистана. Будучи выпускником Ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства, Мирзиёев знаком с проблемами водного хозяйства. С приходом к власти Мирзиёева «между Кыргызстаном и Узбекистаном установилось конструктивное сотрудничество», — сказал Игорь Шестаков, директор Центра экспертных инициатив «Ой Ордо» — проекта неправительственной организации, базирующейся в Кыргызстане. «Страны добиваются положительного прогресса в двусторонней повестке дня, включая установление водных отношений, несмотря на то, что это сложная задача». Абдулхаким Салохиддинов, профессор Ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства (ТИМИиМСХ), отметил, что в начале 2021 года между двумя странами были внесены поправки в соглашение 2017 года относительно водохранилища в Кыргызстане, известного как Орто-Токойское водохранилище в Кыргызстане и Касансайское в Кыргызстане. Узбекистан. При этом страны договорились о поставках воды в обмен на электроэнергию. Салохиддинов сказал, что речь идет о «покупке электроэнергии Кыргызстаном у Узбекистана зимой и наоборот, закупке электроэнергии Узбекистаном у Кыргызстана летом, что создает улучшенные условия пропуска воды из водохранилища в установленных лимитах на правильное время". Он добавил, что это сотрудничество повышает энергетическую и водную безопасность обеих стран.

Более свежий пример расширения сотрудничества произошел 27 мая 2022 года, когда Шавкат Мирзиёев выступил на онлайн-заседании Высшего Евразийского экономического совета. Он заявил, что в ближайшее время начнется строительство железной дороги между Китаем, Кыргызстаном и Узбекистаном. Пресс-секретарь президента Кыргызстана Эрбол Султанбаев заявил «Третьему полюсу», что, поскольку на саммите обсуждалось будущее сотрудничество между странами ЕАЭС, «темы, касающиеся двух стран, в том числе водные вопросы, не рассматривались». Тем не менее, участие Мирзиёева во встрече свидетельствует о более широком укреплении сотрудничества в целом. Вскоре после саммита, 8 июня, Кыргызстан объявил о начале строительства гидроэлектростанции, назвав проект выгодным для управления орошением вниз по течению, а также для обеспечения энергетической безопасности вверх по течению. Сообщается, что Узбекистан, который в прошлом был против такого строительства, участвует в проекте, в то время как Казахстан еще не подтвердил свое участие. «Реализация этого важного проекта с участием Казахстана и Узбекистана позволит расширить энергетический сектор Кыргызской Республики и развить промышленность», — сказал Шестаков из Oy Ordo Center. Учитывая позитивные перспективы расширения сотрудничества между странами Центральной Азии, сейчас, возможно, настало время обновить некоторые из наиболее важных соглашений о совместном использовании водных ресурсов, подписанных в 1990-х годах. Узбекистан и Казахстан уже являются участниками многих соглашений о разделе водных ресурсов, отметила Динара Зиганшина, директор Научно-информационного центра Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии (МКВК) Центральной Азии.

«Стороны могут договориться о новых механизмах и прописать их в соглашениях, но важно помнить, что не все старое — плохо», — сказала Зиганшина. «Изменения должны быть продуманными, с учетом возможности их реализации». Двумя наиболее важными соглашениями являются Алматинское соглашение 1992 года, которое регулирует распределение воды и придерживается прежних советских принципов распределения воды, и Сырдарьинское соглашение 1998 года. Это регулирует использование водных и энергетических ресурсов, при этом страны нижнего течения поставляют уголь, газ, электроэнергию и другие товары или услуги в обмен на хранение воды странами верхнего течения. Хотя это могло бы способствовать сотрудничеству, ученые говорят, что в действительности как страны верхнего, так и нижнего течения нарушили его положения. «В 2017 году все были свидетелями того, что рука дружбы была протянута», — сказала Зиганшина. «Достигнуты договоренности по многим проблемным вопросам, включая подписание соглашений между правительствами о межгосударственном использовании Орто-Токойского водохранилища в Кыргызстане».

Многие эксперты говорят, что водные квоты сейчас необходимо обновить, учитывая, что МКВК не корректировала ассигнования за 30 лет. Зиганшина утверждала, что МКВК адаптировала систему к изменившимся условиям и что «поэтому нельзя сказать, что система водораспределения в Центральной Азии была заморожена в прошлом…. Успех зависел от многих факторов, выходящих за рамки юрисдикции МКВК (политических, геополитических, коммерческих)». Она добавила: «Чтобы минимизировать влияние этих факторов, было бы целесообразно обновить положения соглашения в тех частях, которые работают недостаточно эффективно». Даже тогда, указала она, воду следует использовать экономно, чтобы ее хватило и людям, и природе.

Напротив, кыргызский эксперт по управлению водными ресурсами Матраим Жусупов сказал «Третьему полюсу», что эту проблему нельзя решить, используя те же подходы, которые привели к ней. Нужно действовать глобально, менять мышление, иначе сложно выйти из тупика, потому что каждая сторона пытается защитить свои интересы. И это при том, что договоренностей много, большая часть из которых не работает. Для решения вопроса нужны переговоры, и, объединившись в единый организм, решать проблему путем определения квот на воду, имея в виду потребность в ресурсах для содержания гидроузлов и технических сооружений», — сказал Жусупов. Несмотря на отсутствие консенсуса в отношении необходимости обновления существующих соглашений, существует консенсус в отношении того, что управление водными ресурсами будет становиться все более сложной задачей по мере того, как Центральная Азия будет ощущать последствия климатических изменений. «Нужны переговоры», — сказал Жусупов, призвав политиков «прислушиваться к экспертным оценкам, их прогнозам и реагировать на них; адаптироваться к изменяющемуся климату и принимать меры в связи с повышением температуры».

Улучшение отношений между Узбекистаном и Кыргызстаном дает надежду на то, что правительства справятся с этой задачей.

Источник: https://www.thethirdpole.net/en/regional-cooperation/how-much-progress-has-been-made-kyrgyz-uzbek-water-cooperation/